Главная Пресс-центр СМИ о нас Коммерсантъ 28 мая 2010 года
Коммерсантъ 28 мая 2010 года
— Каковы итоги работы ООО «Самарарегионгаз» в 2009 году? Насколько повлиял кризис на финансовые и производственные показатели компании?
— Кризис повлиял на все компании в стране, и поставщики газа не стали исключением. Что касается непосредственно нас, то было отмечено уменьшение объема реализации газа на 12%. В основном пострадали предприятия химической промышленности: ТоАЗ снизил потребление на 19%, КуАЗ — на 6%. Объективной причиной этого стало снижение цен на химическую продукцию. Энергетики снизили потребление на 10%, что вызвано уменьшением потребления электроэнергии промышленными предприятиями. Довольно сильно на показатель реализации газа компании повлиял строительный сектор: в области практически полностью остановилось строительство, в итоге предприятия, которые производят кирпич, бетон, цемент резко сократили потребление газа. На 1,5–2%, увеличились объемы у населения, но это скорее связано с сезонными факторами, кроме того, зима оказалась чуть холоднее, что также повлияло на рост потребления. Однако в связи с тем, что цена на газ выросла на 17–20%, в денежном выражении реализация газа Самарарегионгазом оказалась примерно на уровне 2008 года.
-То есть вы удовлетворены финансовым показателем работы в 2009 году?
-То, что мы получили даже небольшое увеличение по денежной массе, конечно, хорошо. Однако увеличение цены увеличивает себестоимость газа и может препятствовать росту потребления в сложных экономических условиях. А наш основной показатель все же — количественное выражение реализации газа.
— И все-таки, о чем говорит падение спроса на газ в 2009 году? Только ли по причине торможения активной деятельности предприятиями? Может быть, они стали экономить?
— Что касается химической промышленности, то когда там обвалилась цена на продукцию, это не позволило предприятиям нормально работать, и они снизили потребление. Изменение объемов у энергетиков я считаю базовым показателем, ведь он зависит исключительно от того, как потребляют электроэнергию предприятия области, то есть, по сути, говорит о том, насколько активно они работают. И если они снизили потребление газа на 10%, можно предполагать, что они уменьшили свою работу также на 10%, и валовый показатель производства предприятий области также снизился на 10%. Впрочем, более точные цифры — прерогатива статистики.
— Насколько вероятно восстановление объемов потребления газа в 2010 году?
— Думаю, что химики частично восстановят свои объемы, к этому есть тенденция в плане цены на продукцию. С энергетиками сложнее. Серьезно влияет на ситуацию работа АвтоВАЗа в рваном режиме. Но если программа по утилизации автомобилей сработает эффективно, если завод начнет активные реализации, за ним подтянутся и предприятия-смежники, соответственно, потребление электроэнергии увеличится. Стройка, думаю, в этом году еще будет стоять.
-То есть вы не прогнозируете реального перелома в состоянии экономики в текущем году?
— Я не уверен, что этот перелом наступит в течение года, может быть, ближе к концу. Говорят, что дна мы достигли, но не можем активно начать подниматься, и я согласен с этим. До показателей 2007-начала 2008 года мы будем идти долго: обвал был достаточно резкий, производство на многих предприятиях сократилось более чем на 50%. Так что идти к докризисным параметрам будем лет пять. Другой вопрос — с какого момента начнем? Пока я не вижу, чтобы вообще начали двигаться.
— Имеются ли с точки зрения поставки газа особенности у самарского региона в масштабах страны? Можно ли сказать, что Самарарегионгаз имеет свою специфику среди подразделений Межрегионгаза?
— Конечно. Есть регионы, в которых население потребляет газа больше, чем все другие, у нас это лишь 10–12%. Однако у нас в области есть крупные сектора экономики, а у Самарарегионгаза — крупные потребители, на которые приходится львиная доля газа. Также можно отметить существование в регионе базовых направлений, потребляющих большие объемы газа, это энергетики — порядка 40% от общих объемов, и химики — порядка 30%.
— А что важнее для газовиков — население или крупные предприятия?
— Нам, без сомнения, важны и те, и другие, хотя есть свои нюансы. Если говорить с точки зрения надежности — население всегда потребляет стабильно, и тут даже кризис практически не влияет: люди все равно «возьмут» столько, сколько нужно, сколько запланировано, ведь они зависят от климатических условий. Более того, если зима будет более холодная — потребление однозначно увеличится. Другое дело, что, во-первых, цена газа для населения меньше. Во-вторых, с него достаточно сложно осуществлять сбор денег. Основная масса платит. Но есть 5–6%, которые не доплачивают, и эти вроде бы небольшие проценты достаточно сложны, потому что они составляют специфическую категорию граждан — тех, кто не имеет работы, бомжует, у кого достаток не позволяет платить за газ. Конечно, с ними ведется работа: отключение от подачи газа, выселение особо злостных, подача в суд. Но это достаточно кропотливо и тяжело. С промышленными предприятиями в плане сбора денег за потребление больших проблем не возникает, меры ограничения с ними гораздо более понятны: не платишь — не получаешь. В данном случае наше взаимодействие вписано в рамки поставщик-потребитель, никакой социальной ответственности в этих отношениях не присутствует. С другой стороны, предприятия больше подвержены кризисным явлениям и ситуации на рынке. Как только рынок обваливается или падает спрос на продукцию, предприятия тут же начинают испытывать проблемы, и мы, соответственно, вместе с ними.
— Насколько изменился список потребителей Самарарегионгаза за прошедший год? Кто ваши крупнейшие клиенты?
— Количество изменилось, но не кардинально. Небольшое увеличение клиентов наблюдается всегда, это происходит вместе с образованием новых предприятий. Что касается самых крупных клиентов, то это Тольяттиазот, Куйбышевазот, КЭС-холдинг, Новокуйбышевский нефтехимкомбинат, Самарский металлургический завод, АвтоВАЗ.
— Вы сказали, что в прошлом году произошло повышение цены на газ. Насколько оно оказалось ощутимым для потребителей?
— На самом деле, повышение цены на газ происходит каждый год. Однако все равно существует разница между ценой на газ внутри страны и мировой ценой на газ. Впрочем, на стоимость газа внутри страны существенно влияют затраты на транспортировку: очевидно, что газ от месторождения в Тюменской области, ХМАО или Ненецкого АО для потребителей Самарской области будет стоить меньше, чем для потребителей Калининградской области.
— Уже можно говорить о том, что будет происходить с тарифами на газ в 2010 году? Какого увеличения ждать?
— В начале года цена на газ уже повысилась.-То есть, я так понимаю, основные потребители газа всегда морально готовы к возможному повышению тарифов?
— Любое повышение цены неприятно. Друг дело, что в данном случае принцип «если вас не устраивает, ищите, где дешевле» не применим: у нас имеется не так много компаний, поставляющих газ. Кроме Газпрома есть всего несколько независимых поставщиков, но у них уровень цен примерно такой же. Кроме того, Газпром — это все-таки бренд, он никогда никого не подводил. Независимым поставщикам сложнее, у них сегодня газ есть, завтра нет. Они зависят от газотранспортной системы, которая, кстати, тоже принадлежит Газпрому. Поэтому при прочих равных условиях потребитель все же скорее заключит договор с Газпромом, потому что это гарантия поставки.
— А если у потребителя возникает необходимость повысить объемы газа, существует возможность это сделать?
— Да, конечно, нам проще гарантировать дополнительные объемы газа. Правда, сейчас Газпром практикует дополнительные объемы газа по более высокой цене, которую ежеквартально нам спускает управление ценообразования Газпрома. В среднем зимой цена на газ чуть дороже, потому что в этот период в целом потребление больше.
— В этом году зима была достаточно морозной — отразилось ли это как-то на работе Самарарегионгаза помимо увеличения объемов потребления газа?
— Нет, все прошло ровно, без эксцессов. Несмотря на то, что потребление газа зимой было увеличено, кардинальных ограничений или остановок подачи не было.
— Насколько остра в нашем регионе проблема задолженности предприятий за поставку газа?
— На 90% задолженность состоит из долгов предприятий, финансируемых из региональных уровней бюджета, особенно — муниципального. Я бы даже сказал, что уже традиционной стала задолженность крупных компаний, которые берут газ на производство тепла для населения и коммунально-бытовых потребителей. Она складывается из года в год, но в этом году перешла все допустимые нормы. В целом по состоянию на 1 мая задолженность предприятий приближается к 400 млн рублей. Такого никогда не было! Самые крупные должники — СУТЭК, который поставляет газ населению и потребителям города Самары, предприятия Безенчукского, Приволжского, Нефтегорского, Волжского районов. В основной массе все это муниципальные предприятия, которые перерабатывают газ в тепло и поставляют его в районы своим потребителям.
— Существует ли предельная, критичная граница задолженности для вас? Как удается решать спорные вопросы с должниками?
— У меня нет критерия, какая задолженность является кардинальной, а какая нет. Этот уровень равен нулю, ведь я также должен расплатиться с Газпромом за полученный газ. Поэтому, конечно, мы ведем активную работу с должниками: расторгаем договора на поставку, ограничиваем поставки. Другое дело, что существует нюанс в этих вопросах, когда предприятие является социально значимым и поставляет газ и тепло населению, в детсады, больницы… Тут необходимо соблюдать баланс.
— В структуре Самарарегионагаза существуют специальные подразделения по работе с долгами? Не планируете передавать долги в работу коллекторам?
— Этой проблемой у нас занимается подразделение по реализации газа, коллекторские агентства нам пока не нужны. Прежде чем обращаться к ним, нужно расписаться в том, что наши люди работают неэффективно, а это не так. Я считаю, ничего нового в этой сфере деятельности коллекторские агентства не найдут — того, чего не знаем мы.
— Ведутся ли в данный момент процессы реконструкции и переоснащения газового хозяйства? Внедряются в производство новые технологии?
— Сейчас в первую очередь мы стараемся внедрить в работу учет в режиме реального времени, то есть поставить такие приборы учета, с которых можно было бы в любой момент взять параметры расхода газа, объемов потребления, и в перспективе — вывести их на диспетчерский пункт, то есть ежечасно следить за режимом газопотребления. Это наша основная задача на сегодня.